Омская тюрьма особого режима отзывы

Блоги / Зоя Светова: «Придется тебя изнасиловать. Жалобы писать любим?». Новые свидетельства о пытках в омских колониях

Омская тюрьма особого режима отзывы

Адвокат Мария Эйсмонт поговорила с бывшим осужденным, которого вместе с десятью другими арестантами омской ИК-10 мучили в пыточной тюрьме. По свидетельству тех, кто сегодня сидит в другой омской зоне, ЛИУ-10, пытки там продолжаются и по сей день.

Фабрика пыток

«Я был осужден в 2013 году и находился в ИК-10, так как у меня был туберкулез. Условия содержания в ИК-10 не соответствовали никаким нормам: ни еда, ни помещения. В камерах был грибок, сырость, «минусовиков» (закрытая форма туберкулеза. — «МБХ медиа») держали в одной камере с «плюсовиками» (открытая форма туберкулеза. — «МБХ медиа») и на наши жалобы начальство колонии не реагировало».

«В августе 2015 года мы написали коллективную жалобу и через телефон переслали жене одного из осужденных, чтобы она направила в Генпрокуратуру в Москву. К нам после этого приезжал прокурор, спрашивал: «Будешь забирать?». Я говорю: «Нет». И расписался. После этого 1 сентября утром всех собрали с вещами, всего 11 человек — тех, кто писал жалобы, и увезли.

Я спрашивал, куда нас везут, но мне не ответили. Я сразу понял, куда нас привезли, когда мы выпрыгнули из машины, так как раньше отбывал наказание в ИК-7. Нас завели в здание СИ-3, хотя этот изолятор к тому времени, как мы знали, был уже закрыт», — так начинается адвокатский опрос бывшего осужденного, сделанный Марией Эйсмонт в середине сентября этого года.

Следы от наручников у одного из заключенных ИК-7 в Омске. Источник: gulagu.net

Это страшный документ, который в очередной раз подтверждает, что пытки в российских колониях не «эксцесс исполнителя» или единичные случаи, а хорошо отработанная система. «Фабрика пыток» работает по давно заведенным лекалам, и пыточные возникают периодически то в одном, то в другом регионе.

«Я первый из группы зашел и сразу получил удары по шее, по почкам. Мне объяснили, куда приехал: «Будешь ходить «корпус 90» (согнутый пополам, спина параллельно полу. — «МБХ медиа»), смотрим только в пол, по сторонам не смотрим, без разрешения голову не поднимаем!».

И говорить можно только: «Так точно!» и «Никак нет!»», — продолжает омский сиделец.

«Нам сказали раздеваться, забрали вещи и поставили к верхней решетке и так мы простояли сутки, голые, без воды и еды, в туалет не выводили.

Потом нас начали по одному заводить в какую-то комнату, где на полу были матрасы. Мне подставили подножку, и я упал на матрас, на голове у меня была наволочка, чтобы я никого не видел.

Мне раздвинули ягодицы, сказали: «Придется тебя изнасиловать. Жалобы писать любим?»».

«Засунули в анал провод и пустили ток. Состояние было такое, как будто тебе оголяют все нервы на зубах и еще их тянут. Они что-то кричали, но я не понимал, что. Потом перевернули на спину, один сел на грудь, и провода подсоединили к половому органу.

Я не видел этих людей; судя по голосам, в комнате было человек пять. Один из них все время держал наволочку, чтобы она не задиралась, еще один держал ноги. Я сильно кричал. Крики были слышны отовсюду, несмотря на то, что они включали музыку очень громко.

Потом нас опять поставили голыми в отсекатель, меня подвесили за две руки наручниками к решетке так, что до пола почти не доставал, приходилось висеть на руках 2−3 часа».

«Система вас сотрет»

«Одного из тех, кто меня подвешивал, я могу опознать. Это Махмадбеков Шодибек Хаджибекович, начальник ЕПКТ (единое помещение камерного типа. — «МБХ медиа»). Я в этот момент был без наволочки на голове, поэтому мог видеть и опознал его, второго я видел, но не уверен, что смогу опознать, помню, что он по виду был из Средней Азии.

Кроме того, пока мы находились на СИ-3, несколько раз (нас) навещал начальник отдела безопасности с ИК-10 Бахтияр Сабиржанович, он был в курсе всего, что с нами там происходило, так что я уверен, что начальник ИК-10 Сысенко (Александр Анатольевич.

— «МБХ медиа») тоже был в курсе, что с нами делают, и они принимали решение о том, чтобы тех, кто жаловался, вывезли на СИ-3 и подвергли пыткам».

«Все время, что мы находились на СИ-3 в ИК-7 с сентября по декабрь 2015 года, над нами издевались, обращались к нам, называя женскими именами, мы сутками стояли в квадратике, нарисованном краской в середине камеры на полу, и кричали правила внутреннего распорядка.

Надо было встать и орать во всю глотку эти правила, многие из нас охрипли, например, Дмитрий Козюков. Смотреть нам разрешали при этом только в потолок. Периодически нас выводили на растяжку, и сотрудники по одному с каждой стороны начинали бить по ногам, чтобы ноги разъехались на шпагат.

Я не мог становиться на шпагат и часто падал, меня поднимали и заново начинали растягивать».

«Махмадбеков Шодибек, начальник ЕПКТ, говорил нам, обращаясь и называя женским именем: «Ты кто? Вас стереть — три секунды. И никто за вас не приедет, у тебя нету миллионов, собрались бороться против системы? Система вас сотрет»».

«После пыток током, подвешивания на сутки и избиений нас завели в камеры, я полторы недели мочился кровью. Также после того, как нас вернули в ИК-10, у меня были проблемы с психикой».

«Из тех, кто участвовал в избиениях и пытках на территории СИ-3 в ИК-7, кроме начальника ЕПКТ Махмадбекова, я смогу опознать Василия Трофимова. Как я понял, он работал там в оперативном отделе. Каждый раз, когда он заходил ко мне в камеру, он почти всегда меня избивал».

«Тем, кого пытали, должна быть обеспечена безопасность»

Я созвонилась с этим бывшим осужденным.

Назовем его Николаем, он не хочет называть свое настоящее имя, но будет готов подтвердить свое свидетельство, записанное адвокатом, тому следователю, который возбудит дело о пытках в омском изоляторе СИ-3.

Я спросила Николая, который, судя по всему, не впервые оказался за решеткой, сталкивался ли он раньше с такими пытками.

Вот его ответ: «У нас в омском управлении бьют постоянно. Но до такого не доходили, чтобы током и полтора суток висеть в наручниках». Причина столь жестокого обращения с заключенными, по мнению Николая, в том, что осужденные пожаловались на плохие условия содержания.

Николай говорит, что сотрудники колонии не считают их за людей, уверены в собственной безнаказанности и говорят буквально следующее: «Скажи спасибо, что ты еще живой и что тебя еще кормят, вас вообще надо перестать кормить и желательно бить три раза в день.

Вас в общество нельзя выпускать».

О том, как 11 осужденных омской ИК-10 пытали в СИ-3, адвокату Марии Эйсмонт рассказал и Дмитрий Козюков, который после этих страшных пыток тяжело заболел и был освобожден по состоянию здоровья, а теперь лечится в питерской больнице.

Дмитрий Козюков во время лечения после пыток в колонии. Мария Эйсмонт

Адвокат Мария Эйсмонт направила в СК заявление о преступлении в отношении Дмитрия Козюкова. По ее словам, проверкой заявления уже занялся местный омский следователь, который дал поручение своему коллеге из Санкт-Петербурга и тот в ее присутствии опрашивал бывшего заключенного Дмитрия Козюкова.

«Также есть еще один заявитель, которого я опросила — заявление по нему на пути в Омск, — продолжает Эйсмонт.

— Вообще речь идет о группе из 11 человек — у нас есть 10 фамилий, 11-го пока не могут вспомнить — которых вывезли в сентябре 2015 года из ЛИУ-10 (туберкулезная больница, все 11 — больные туберкулезом, среди них были инвалиды.

— «МБХ медиа») на ИК-7 в наказание за то, что они много жаловались на плохие условия содержания. И вот их жалобы сначала никуда не выходили, а потом им удалось одну жалобу переслать на волю, и жалоба дошла до Генпрокуратуры, начались какие-то проверки».

«Их повезли их на территорию ИК-7 в этот СИ-3, который уже официально как изолятор в то время не существовал. Но было какое-то здание, которое они по прежнему называют СИ-3, хотя это просто некое помещение, которое по всей видимости использовалось для пыток. Очень дурная слава у этого пыточного места».

«И вот там их держали до декабря с сентября и потом где-то перед Новым годом вернули обратно, когда они полностью отказались от всех жалоб и написали, что никаких претензий не имеют. Кто-то из них до сих пор отбывает наказание, кого-то из освободившихся удалось найти.

Мы знаем, что еще одного из этой группы следователь также опросил, и он подтвердил показания, данные Дмитрием и другим бывшим осужденным, который просит его не называть».

«Наша задача — чтобы следствие опросило всех, опросило подробно и детально, с учетом того, что те люди, которые сейчас еще находятся в заключении, могу подвергаться давлению, им должна быть обеспечена безопасность. Слухи ходят о том, что их запугивают».

«Вообще, при желании несложно понять, кто из сотрудников в конкретное время там находился. Некоторая сложность заключается в том, что у заключенных, когда их пытали, на головах были надеты наволочки, большинство из них не видело лиц своих мучителей, хотя и они кого-то смогли запомнить.

Они также говорят, что могут кого-то опознать по голосам. Наша цель выявить, привлечь к ответственности тех, кто виновен в издевательствах, в истязаниях и в организации этих пыток. Надо понять, что это не какие-то единичные случаи.

Совершенно очевидно, что мы имеем дело с пыточной системой, которая сложилась в Омском ФСИН и существует много лет».

«Он, как трансформер, собран по кусочкам»

Я спросила у Николая, возможно ли изменить тюремную систему, чтобы больше не пытали арестантов. Он ответил: «Конечно, возможно. Нужно, чтобы те, кто этим занимается, понесли наказание».

Стоит отметить, что эти 11 осужденных, которых вывозили на пытки в омскую СИ-3 — обычные уголовные арестанты, не «политические», не «экономические». Люди бывалые и особенно ненавидимые тюремщиками.

Кстати, у такой категории заключенных есть негласное правило: не жаловаться.

Но ситуация была настолько ужасной и пытки столь чудовищными, что арестанты посчитали: молчать нельзя, потому что в омских колониях остались люди, которых может постигнуть та же участь.

«Нельзя это просто так оставить: вот я освободился и ничего про это не говорю. А ведь кого-то там могут убить, — объясняет Николай. — Вот, например, у Димы теперь будет пожизненная инвалидность.

Человек заехал в тюрьму нормальный, он даже мог отсидеть 15 лет или уйти на УДО, выйти и жить нормальной жизнью. А сейчас он не может жить нормальной жизнью. Он, как трансформер, весь собран по кусочкам. Это же ненормально.

Также у кого-то из нас после этих пыток с психикой не в порядке».

«Если будет подан сигнал из центра»

Пару дней назад я получила письмо из омской колонии-больницы ЛИУ-10. Это жалоба осужденных, которые сейчас там содержатся. Они не поставили свои подписи, потому что боятся, что их накажут за жалобы. А жалуются они на унижения, сексуальные домогательства, на избиения, на моральное и психологическое давление.

Как можно изменить ситуацию и проверить эту информацию?

«При желании любую информацию можно проверить, просто в данном случае это скорее всего потребует больше усилий и времени, — говорит Эйсмонт. — К сожалению, это распространенная проблема — страх потерпевших от жестокого обращения рассказать под своим именем о пытках, чтобы не быть подвергнутым еще худшим пыткам».

«Часто мы слышим, что поступили сигналы о насилии из мест лишения свободы, туда приехали адвокаты или правозащитники, а им передали от заключенных отказ от встречи, или даже привели заключенных, и те при них отказались от своих слов.

Тут очень важно убедиться, что волеизъявление отражает истинную волю человека, — продолжает адвокат. — Хорошо помню недавний рассказ моей коллеги Веры Гончаровой, которая давно занимается пытками в колониях в Омской области.

Она приезжала в Омск встречаться с человеком, или как она описала, «тенью человека», и когда того к ней привели, он на словах отказался от встречи с адвокатом, но потом одними губами ей прошептал «помогите»».

После того, как в СМИ появилось множество свидетельств о пытках в колониях в разных регионах России, кажется, уже и в Следственном комитете и в центральном аппарате ФСИН должны понять, что речь не идет о единичных случаях применения «недозволенных методов», а речь о пыточной системе, которую надо срочно менять.

И если в Москве на это решатся, то появится много новых свидетельств, уверена Мария Эйсмонт: «Если будет подан четкий, недвусмысленный сигнал из центра, от руководства СК, ФСИН, Прокуратуры о том, что вот сейчас они действительно собираются по-настоящему разобраться в происходящем, выявить и наказать садистов, прекратить практику пыток в конкретных колониях, о которых много лет известно, о том аде кромешном, что там происходит — если они будут готовы показать действиями, а не только громкими заявлениями начальников, что они начали настоящую работу по искоренению пыток, если они будут готовы предоставить свидетелям и потерпевшим гарантии безопасности — люди, я уверена, начнут говорить».

Оригинал

Источник: https://echo.msk.ru/blog/zoya_svetova/2284468-echo/

Что такое колония особого режима?

Омская тюрьма особого режима отзывы

Люди, которые никогда в жизни не сталкивались с судами и серьезными правонарушениями, понятия не имеют, что собою представляет колония особого режима.

Как правило, такие понятия доступны только квалифицированным юристам и бывшим заключенным.

Но сегодня и мы с вами сможем вместе разобраться в этом важнейшем вопросе.

Определение

Что такое колония особого режима? Это пенитенциарное учреждение, предназначенное для изоляции самых жестоких преступников.

Согласно ст. 58 УК и ст. 74 УИК в него определяют:

  • Особо опасных рецидивистов, совершивших преступления во время отбытия наказания;
  • Арестантов, приговоренных к пожизненному заключению;
  • Так называемых «смертников» — лиц, смертная казнь которых была отменена по причине моратория;
  • Заключенных, которых администрация тюрьмы решила поместить в более жесткие условия пребывания.

Условия пребывания

Как сидят на особом режиме? Заключенные, отбывающие наказания в ИК особого режима, могут содержаться в обычных, облегченных, строгих или особо строгих условиях.

В каждом из них действуют беспрецедентные меры безопасности, позволяющие свести вероятность побега к минимуму.

Строгие условия

В строгие условия отбывания наказания помещаются арестанты, замеченные в нарушении режимных правил исправительной колонии.

Они проживают в помещениях камерного типа и могут:

  • Ежемесячно расходовать на покупку продуктов питания и средств первой необходимости денежную сумму в размере 70% МРОТ;
  • Иметь 2 краткосрочных свидания в год;
  • Получить 1 бандероль и 1 посылку в год;
  • Совершать ежедневные прогулки, длительность которых составляет 1,5 часа. При этом разговоры с другими лицами строго запрещены;
  • Трудиться в отдельной, специально оборудованной камере.

За хорошее поведение, наблюдающееся в течение 12 месяцев, заключенный может рассчитывать на перевод в обычные условия содержания.

Обычные условия

В них помещаются все осужденные, прибывшие в исправительную колонию особого режима. Согласно законодательству, действующему на территории России в 2020 году, такие заключенные проживают в общежитиях и имеют право:

  • Ежемесячно тратить на покупку продуктов питания и предметов первой необходимости денежные средства в размере 1 МРОТ (списываются с лицевого счета);
  • Участвовать в 2 длительных (до 3 суток) и 2 краткосрочных (до 4 часов) свиданиях в год;
  • Получить 3 бандероли (до 2 кг) и 3 передачи или посылки (до 20 кг) в год;
  • Совершать ежедневные полуторачасовые прогулки (за хорошее поведение время пребывания на свежем воздухе может быть увеличено до 2 часов).

Прожив в обычных условиях не менее года и не получив ни одного административного взыскания, осужденный может быть переведен на облеченные условия содержания.

Облегченные условия особого режима

Если арестант, отбывающий наказание в обычных условиях, не нарушает порядок, установленный администрацией исправительного учреждения, его могут перевести на облегченный режим.

В сравнении с 2 предыдущими вариантами он предполагает более комфортные условия содержания:

  • Проживание – в общежитии;
  • Ежемесячные денежные траты – в размере 2 МРОТ;
  • Свидания – 3 краткосрочных и 3 длительных (в год);
  • Посылки, передачи и бандероли – 6 раз в год;
  • Прогулки — ежедневные, полуторачасовые.

Любое нарушение правил влечет за собой немедленный перевод в обычные или строгие условия содержания.

Особо строгие

Тюрьма особого режима с особо строгими условиями содержания предназначена для самых опасных преступников.

Так как большинство из них склонны к постоянным нарушениям, суицидам и побегам, здесь действуют повышенные меры безопасности.

В таких отделах царят не только общепринятые законодательные порядки, но и свои собственные внутри тюремные правила, контролируемые «смотрящим».

На заметку! В России нет женских колоний с особо строгим режимом.

Отличие тюрьмы от ИК особого режима

Чтобы понять, чем отличается тюрьма от колонии особого режима, следует отметить, что осужденные, содержащиеся в исправительном учреждении такого типа, не могут перевестись в обычную тюрьму или колонию-поселение. Зато их могут представить к условно-досрочному освобождению.

При переводе из другого пенитенциарного учреждения их помещают в те же условия, которые были прежде. Кроме того работающие арестанты, имеющие право на ежегодный оплачиваемый отпуск, не могут провести его за пределами своей колонии.

Заключенные, осужденные на пожизненный срок, проживают в помещениях, рассчитанных на 2 человека. В случае крайней необходимости их могут переселить в одиночные камеры.

Еще одной особенностью зоны особого режима является определенный распорядок дня, включающий в себя личное время, рабочий процесс, физические нагрузки, питание и культурно-массовые мероприятия.

Если арестанты трудятся в несколько смен, режим дня может слегка изменяться. Для тех, кто находится в штрафных изоляторах, одиночных камерах или на карантине, составляют отдельное расписание.

Отличия особого режима от строгого

Чем особый режим отличается от строгого режима? Разница не очень большая, но она есть.

Особый режимСтрогий режим
СтруктураБеспредельные требования к безопасности. Возможность побега равняется нулю.Высокие требования к безопасности содержания.
КонтингентОсобо опасные рецидивисты, осужденные на пожизненный срок.Тяжкие преступления, изнасилования.
Свидания2 краткосрочных + 2 длительных3 краткосрочных + 3 длительных
Траты денежных средств1 МРОТ в месяц2 МРОТ в месяц

Российские колонии особого режима

Сколько в России колоний особого режима? На сегодняшний день на территории нашей страны действует несколько пенитенциарных учреждений подобного типа:

  • «Белый лебедь» — соликамская тюрьма, отличающаяся чрезвычайно жесткими порядками;
  • «Черный дельфин» — входит в число самых больших колоний РФ, предназначена для маньяков, насильников и серийных убийц, все заключенные находятся под круглосуточным видеонаблюдением. Перемещение по колонии производится только с завязанные глазами, сон – при ярком свете лампы, за нарушение режима следует жесткое наказание;
  • «Полярная сова» — самая северная колония страны, расположенная за Полярным кругом, является последним пристанищем для пожизненных заключенных. Отличается жесткими условиями содержания и невероятно низкой температурой (-40 градусов почти круглый год);
  • «Черный беркут» — находится в тайге на севере Свердловской области. В этом учреждении отбывают наказание самые известные серийные убийцы современности;
  • «Вологодский пятак» или русский Алькатрас – расположена на острове, что исключает любую возможность побега. С 1996 года здесь содержатся заключенные, приговоренные к пожизненному сроку.

Теперь вы знаете, особый режим заключения — что это такое, и сможете применить свои знания на практике.

Источник: http://ugolovnyi-expert.com/koloniya-osobogo-rezhima/

Колония «Черный дятел»

Омская тюрьма особого режима отзывы

Вор в законе Сергей Асатрян — Осетрина младший, на данный момент является одним из воров, кто находится в ФКУ ИК №6 по Кировской области

Колония особого режима номер 6, находящаяся в Кировской области и имеющая в простонародии название «Черный дятел«, является одной из самых жестких тюрем в уголовно-исправительной системе России.

По словам заключенных, которые отбывали сроки здесь и в других тюрьмах, «Черный дятел» — это настоящий ад для арестантов. Даже страшные легенды, рассказывающие об этом учреждении далеки от того, что на самом деле творится в его застенках.

По словам ФСИНовцев, работающих в этой колонии, для них считается делом чести сломать авторитетных арестантов, чтобы те отреклись от воровского «хода».

Колония Кировской области

ФКУ ИК-6 располагается на окраине посёлка Восточный в Кировской области. На территории колонии находится швейный участок, где заключенные изготавливают рабочие рукавицы, комбинезоны, куртки, постельные принадлежности, чехлов для санок и прочие принадлежности.

Также функционируют цех лесопиления, и цех производства столярных изделий. Хлеб заключенные пекут здесь же, обеспечивая им не только колонию, но и близлежащие розничные магазины.

На территории находится и филиал уилища, где арестанты проходят обучение по рабочим специальностям.

Швейный цех в ФКУ ИК 6 по Кировской области

Говорят, что зимой на территории тюрьмы довольно красочно и заключенные даже делают снежных персонажей и воссоздают эпизоды сражений Отечественной войны 1812 года и Великой Отечественной войны, а также другие исторические события. А летом проводится конкурс на лучший ландшафтный дизайн.

Однако ФКУ ИК 6 по Кировской области, несмотря на официальную информацию, имеет и другую сторону, о которой знают лишь заключенные, побывавшие в этой тюрьме и рассказавшие о том, что на самом деле творится в ее застенках.

По информации некоторых СМИ можно выделить достаточно неприятную картину, которая происходит с заключенными. Так, по некоторым данным, в колонии практикуется так называемая «приемка» — когда вновь прибывших арестантов подвергают избиениям.

В дальнейшем происходит «ломка» в карантинном отделении, где с помощью того же физического воздействия авторитетных в уголовном мире людей заставляют отказаться от воровских традиций и собственноручно написать об этом заявление.

В дальнейшем некогда грозного авторитета могут заставить надеть нарукавный знак, который носят осужденные состоящие на должностях дневальных или бригадиров, заниматься грязной и унизительной работой.

Члены ОНК в камере «Черного дятла»

Именно поэтому воры в законе, положенцы и смотрящие действительно испытывают страх перед тюрьмой «Черный дятел». Их после соответствующей обработки ставят бригадирами или завхозами, в подчинении которых находятся другие арестанты.

Таким образом неминуемо происходят стычки между заключенными, и авторитет, пошедший на поводу администрации, уже навсегда лишался уважения. Как говорит источник, были случаи, когда бывшие смотрящие могли взять в руки оружие — биты, палки или арматуру и встречать вновь прибывший этап.

  Кто-то сравнивает «Черный дятел» с другой не менее страшной колонией «Белый лебедь«, где практиковались пытки заключенных.

Как сказала правозащитница Лариса Фефилова:

— В Кирове есть страшная «пыточная» колония № 6, в простонародье — «Чёрный дятел». Чтобы оттуда выехать не инвалидом, чтобы вообще выжить там, люди пишут явки с повинной, берут на себя любые чужие дела. За последние два года я встретилась с четырьмя такими людьми. Причем страшная тенденция: в этот «Чёрный дятел» увозят заключенных из Удмуртии.

Авторитетные заключенные

Стоит отметить, что в январе 2018 года в ФКУ ИК-6 «Черный дятел» был этапирован известный вор в законе Арсен Ереванский. Будучи уже практически инвалидом, он провел в колонии четыре с половиной месяца, вместо положенных трех с половиной лет. Обнаруженный смертельный диагноз помог вору избежать тех передряг, о которых сообщали СМИ, и он успешно отбыл на свободу в июне того же года.

Вор в законе Арсен Мкртчян — Арсен Ереванский

Помимо него в этой колонии успели побывать и такие законники, как Лаша Шушанашвили (Лаша Руставский), прибывший сюда в далеком 1989 году.

  В августе 2011 года в тюрьму заехал вор Камо Егиазаров (Камо Московский), убывший только в 2014 году в Верхнеуральскую тюрьму.

В 2016 году в ФКУ ИК 6 по Кировской области находилось сразу двое законников — Геворг Григорян (Геворик Нефтекамский) и Мамука Чхаберидзе (Мамука Хонский).

Слева воры в законе: Сергей Акимов (Аким Волгоградский) и Камо Егиазаров (Камо Московский)

Не обошла участь «Черного дятла» и скандально известного вора в законе Сергея Асатряна (Осетрина Младший). Он прибыл в шестую колонию поселка Восточный в июле 2018 года, ровно через месяц после освобождения отсюда Арсена Ереванского.

Как показала практика, действительно со спецконтингентом администрация управляется быстро.

В январе 2019 года на свет появилась официальная справка из тюрьмы, подписанная начальником колонии, что Сергей Асатрян привлечен к труду швеем в бригаде №50.

Источник: https://www.mzk1.ru/2019/06/koloniya-chernyj-dyatel/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.